Марк Лэйдлоу - Старые Друзья

Gish

Команда форума
15 Окт 2017
176
33
28
СТАРЫЕ ДРУЗЬЯ



Капли моросящего дождя шипели, попадая на тротуар, и что-то в них съедало последние остатки старого асфальта. Правда, его и так уже было немного. Тротуары, покрытые толстым слоем цветной резины, напомнили ему о кислотостойких полах в лабораториях Black Mesa. Из этой резиновой плитки были сделаны дорожки разного цвета, проходящие между похожими на тюремные корпуса постройками из обшарпанного, разъеденного кислотой бетона. Маленькие проёмы высоко между зданиями собирали те немногие следы света, которому удалось пробиться через зловещую пелену неба. Он гадал, что же потребовалось сделать жильцам, чтобы заселиться в одну из редких квартир с окном, в то время как большинство остальных окон были заколочены. Эти здания напоминали ему наземные бункеры, укреплённые так, будто жильцы постоянно опасались вторжения.

Он шёл по оранжевой дорожке, пока она не свернула, нырнув под улицу. Насколько он мог различить, вдали был какой-то пост. Вспомнив, что произошло на вокзале, он сообразил, что до конца дорожки лучше не идти. Понадеявшись на то, что никто за ним не следит, он перешёл на жёлтую дорожку и продолжил идти.

Как долго он так продержится? Сможет ли он без идентификационной карточки войти хоть в какое-нибудь здание, не привлекая внимание властей? Как ему найти еду? А спать ему где? Он вспомнил о бездомных, в его времена рывшихся по городским помойкам, всё время перебиравшихся с места на место, преследовавшихся полицией, если они пытались сесть и отдохнуть. Неудивительно, что большинство из них сходило с ума. А сейчас кому-нибудь вне этой безупречной системы было невообразимо хуже. Кому-нибудь вроде него.

В одной стороне Гордон заметил широкий проход. Туда не вела ни одна из цветных дорожек. Из этого прохода он услышал громкий электронный шум и неуместный здесь звук человеческого смеха. Смех был последним, что он ожидал услышать на улицах Сити 17.

Пока он смотрел, с зелёной дорожки сошёл низкорослый гражданин и вошёл в большой дверной проём. У входа стояли двое патрульных в бронированной униформе, с лицами, скрытыми за зеркальными линзами противогазов. Они не обратили внимания на входящего человека, не потребовали предъявить карточку или что-нибудь ещё. Гордон знал, что если он замешкается, то лишь привлечёт к себе внимание, так что он решился в тот же миг и последовал за этим человеком в здание, откуда доносился смех.

Внутри было темно и холодно. Под его ногами хрустел мусор, который было сложно разглядеть в полумраке. Но шум и разноцветные

вспышки огней резко отличались от всего, что он видел в Сити 17. Он сразу понял, что это за место.

Зал игровых автоматов.

Стены и проходы были уставлены автоматами, и почти все из них были заняты. Граждане в одинаковых костюмах играли у шкафов так же, как и в любых других залах с игровыми автоматами, в которых бывал Гордон: сосредоточенно водя джойстиком, дёргаясь всем телом туда-сюда, нажимая яркую красную кнопку другой рукой. Из динамиков разносились жужжащие электронные звуки, пронзительный звук циркулярной пилы и тонкие взвизгивания, обрывающиеся на середине.

Гордон подошёл к ближайшему автомату, который украшала сияющая голографическая надпись «ХЭКМЕН». Посмотрев через плечо игрока, он увидел неожиданно примитивную графику.

Он разглядывал лабиринт труб, через который игрок проводил небольшой диск, похожий на лезвие циркулярной пилы. В одной из секций этого лабиринта появился бледный мультяшный спрайт, грубая человеческая фигурка с анимацией из двух-трёх кадров, обозначавшей бег. Игрок приблизился к экрану, проворно посылая свою маленькую пилу сквозь переплетения труб, пока не оказался прямо над мигающим врагом. Лезвие ударило по человечку-спрайту и разрезало его надвое, создав грушевидные капли ярко-красной крови и очередной синтетический вопль. Игрок тонко захохотал, и только это выдало в нём явного подростка, до сих пор скрытого под резиновым кислотоустойчивым костюмом.

Экран замерцал и выдал сообщение: «ОТЛИЧНАЯ РАБОТА! ВЫ ОЧИСТИЛИ КОЛЛЕКТОРЫ. ВЫ ГОТОВЫ ПОДНЯТЬ СВОЙ УРОВЕНЬ?»

Мальчик сильно ударил по красной кнопке и на экране появился каталог оружия. Там были только варианты первой пилы: больше, быстрее, острее.

«ВЫБЕРИТЕ СЛЕДУЮЩИЙ МЭНХЭК!»

В этот момент кто-то тронул Гордона за плечо. Он повернулся и увидел зеркальные линзы патрульного. Он постарался не паниковать. Учёный знал, что даже здесь, в темноте, убежать не удастся. Посмотрев вниз, он увидел, что полицейская электродубинка находится всего в трёх сантиметрах от его живота.

Патрульный наклонился ближе и прошептал: «У нас мало времени, Фримен. Иди на север и найди старую радиовышку. Я встречу тебя там».

Полицейский растворился в толпе. Когда Гордон перевёл дух, он поймал себя на том, что уже идёт на улицу. Патрульные у входа безучастно смотрели прямо перед собой. Он вновь пошёл по жёлтой полосе, надеясь, что она ведёт на север, хотя у подножия этих башен определить, куда падает тень или найти солнце было почти невозможно.

Учёный не тратил время на размышления, стоит ли следовать указаниям незнакомца. Достаточно было уже того, что его узнали, но не сдали властям. Какой ещё у него был выбор?

На следующем перекрёстке он сделал вид, что у него развязался шнурок на ботинке. Он сошёл с дорожки, чтобы не мешать пешеходам, которые маршировали за ним, и сел, чтобы осмотреться по сторонам, притворяясь, что завязывает шнурки. Слева, вниз по каньону, стены которого были сделаны из многоквартирных домов, он увидел металлический паутинный остов, нечто размытое кислотой до тонкой паутины металлоконструкций. Может, когда-то это была радиовышка.

Большая часть пути пролегала по синей полосе, а как только он оказался в тени башни, он легко сошёл с дорожки, не боясь привлечь внимание. На этом проспекте почти никого больше и не было. Башня была окружена баррикадами из дерева, колючей проволоки и бетона.

Пока он искал взглядом, где здесь лучше спрятаться, он услышал шёпот: «Здесь.»

Отодвинулся кусок фанеры, а за ней он увидел блеск линз полицейского. Гордон быстро вошёл в проход.

Внутри была усыпанная травой парковка с остатками разрушенного строения в центре. Башня росла из щебня. Он не мог представить, почему её просто не снесли. Но гадать по этому поводу не было времени. Полицейский указал на покосившиеся стены, которые пенились и шипели под дождём, затем прошёл вниз по пролёту из сломанных ступенек туда, где раньше был подвал. Гордон спустился во тьму. Он услышал скрип открываемой двери; патрульный вошёл первым, а учёный последовал за ним. После недолгого пути во тьме они прошли через вторую дверь. Гордон вошёл в подземный проход - небольшой служебный туннель под улицей, в котором всё ещё горело несколько жёлтых лампочек. Полицейский остановился, и тут Гордон неожиданно понял, что его жизнь целиком зависит от патрульного.

Полицейский убрал электродубинку в кожух на поясе, затем прикоснулся к шлему и начал раскрывать застёжки. Раздался хлопок, а линзы стали смотреть вверх. Гордон вглядывался в лицо, которое узнал в тот же миг, хотя время и невзгоды хорошенько его потрепали.

«Да», сказал Барни, хмуро улыбаясь. «Это я. О старых временах, может, потом поговорим. Тут кое-кто ещё хочет тебя видеть.»

Барни повернулся и пошёл дальше по проходу. Туннель задыхался от мусора, который некому было убирать; они пробирались через сменяющиеся кучи камней и разбросанные банки. Один раз перед ними замаячило что-то вроде собаки, но с двумя рядами кривых зубов. Тварь, хоть и была похожа на собаку, напала без предупреждения, не зарычала

– просто бросилась в атаку. Раздался резкий треск, в воздухе запахло озоном и палёной шерстью, и создание с хрипом упало. Они обошли его.

«Быстрее», сказал Барни. «Я его всего лишь оглушил. Через пару минут оно очнётся и станет искать нас.»

Почти сразу же Барни привёл Гордона к отвесной лестнице, ведущей к люку наверх. Бывший охранник Black Mesa постучал по нему своей дубинкой и секунду спустя люк со скрипом открылся. Взобравшись наверх, Барни помог Гордону влезть за ним.

Они стояли в комнате с разбитыми стенами, краска на которых шелушилась, но судя по импровизированным диагностическим устройствам, где-то добытой лабораторной посуде и связкам разноцветных проводов, эта комната явно использовалась как примитивная лаборатория. Свет шёл из единственной лампочки, висевшей над верстаком, сделанным из старой противопожарной двери.

Едва люк был закрыт и в ушах Гордона отзвучал металлический лязг, он тут же услышал другой звук – знакомого, но странно неуместного здесь голоса.

Опираясь на верстак, словно на костыль, в полумраке стоял его наставник из Black Mesa, до этого знакомый ему по MIT. Доктор Кляйнер выглядел ещё потрёпаннее Барни. На левом глазу он носил повязку, и эта сторона лица была обезображена огромным шрамом.

- Да, Гордон, это я. Нам сообщили, что ты придёшь, но всё равно, так странно видеть тебя здесь после стольких лет. Ты… прекрасно сохранился. Похоже, последние десять лет тебе было явно легче, чем всем нам.

- Я в Сити 17 примерно полгода -, сказал Барни. - Нас, патрульных, перекидывают из города в город каждые 9 месяцев, иногда и раньше. А доктор Кляйнер здесь скрывается почти два года.

- Ну, не совсем здесь,- уточнил Кляйнер. - Иногда я тут провожу время, но вообще я законопослушный гражданин Сити 17. А если бы им не был, меня бы выслали в нежилое пространство с остальными диссидентами или сделали бы из меня сталкера.1 Пока что они ценят мои ум и опыт, они неплохо со мной обходятся. Но если бы кто-то из них заподозрил, что у меня есть и своя собственная работа, в общем… долго после подобного не протягивает никто.

- Док, покажи ему, над чем ты работал.

Кляйнер подошёл к разбитому шкафу и начал крутить колесо кодового замка. «Эта вещь досталась мне несколько лет назад при необычных обстоятельствах. Достаточно сказать, что был ещё один выживший из Black Mesa, который, похоже, сохранил свои… контакты…

в эшелонах власти. Он предложил мне восстановить эту вещь, адаптировать к новым условиям, если в будущем она вновь найдёт применение. Полагаю, это время настало.»

Шкаф распахнулся. Внутри был хотя и изменённый, но гораздо более знакомый ему, чем Барни или доктору Кляйнеру, старый защитный костюм Гордона.

«Костюм модели 5, Гордон, такой же, как ты и помнишь. Правда, сейчас я бы уже назвал его «Модель 5.5.» Как ты увидишь, он немного модифицирован. Я постарался сделать всё возможное при помощи инструментов в моём распоряжении… Теперь твой костюм можно заряжать от источников Альянса, тех, которые используют механоиды и Комбо2, а также патрульные для заряда своей брони. Это - важнейшая модификация. Почему бы тебе его не надеть, а?»

«Ага», поддакнул Барни, нервно переминаясь с ноги на ногу. «Мы должны поспешить.»

Пока Гордон привыкал к новому костюму, Кляйнер продолжал говорить, не замолкая ни на минуту: «Мне также сказали, что ты можешь не знать обо всех изменениях, которые случились в последние десять лет, Гордон. Сходу всё это переварить не получится.

После событий в Black Mesa мир рухнул в тартарары… создания телепортировались из Зена в случайные места на Земле, терроризируя всю сельскую местность. На нашей планете обосновывались стойкие виды, выжирая местную фауну, включая людей, пока большинство из нас не отступило в города для самообороны. Такой нагрузки инфраструктура не выдержала. После того, как всё рухнуло, появился Альянс. Старые городские центры во всех точках планеты просто исчезли. Огромные куски Земли снялись с якоря, оставляя зияющие кратеры. Через несколько секунд их место заняло что-то новое. Цитадели, включая ту, что ты видел в центре Сити 17. Тогда мы узнали об Альянсе в первый раз, и с тех пор он с нами. Конечно, мы начали формировать отряды сопротивления, но до того, как мы поняли, бесполезно оно или нет, один человек продал нас, поставив в текущее положение. Консул в обмен на свою собственную безопасность и обещание власти над миром отдал нас в рабство. В нём мы чахнем до сих пор. Об этом мало кто знает, но последние пять лет у нас неуклонно падает рождаемость. Совсем скоро до нуля упадёт. И в городах населённых районов всё меньше и меньше с каждым годом. Они нас окружают. А что касается самой планеты…»

«Пошли, док. Он оделся, нам пора идти.»

Костюм жал; он был подклеен клейкой лентой и герметиком, а в панели питания появились новые разъёмы. Но в остальном это был тот самый костюм, который он помнил. Закрыв последний зажим, он услышал старый голос:

«Добро пожаловать в H.E.V. модели 5, защит… защит.. защитную систему для работы в-в-в опасных услов…»

Голос совсем замедлился, затем затух.

Кляйнер нахмурился. «Извини. Новым ему уже не стать. Но зато в нём тебе будет безопаснее, чем без него.»

Барни толкнул дверь из лаборатории, и они вышли в ещё одну заброшенную постройку. Следующая дверь вела в узкий переулок, а за ним была всё та же улица с цветными полосами. Барни вывел их на тротуар, по которому размеренно маршировало несколько пешеходов. Бывший охранник Black Mesa указал на павильон в конце улицы с ярким логотипом одной из автобусных линий Сити 17. Они заняли места на остановке.

«Будь готов ко всему, Гордон» - сказал Барни. Он забыл надеть свою маску. Прежде чем Гордон смог что-либо произнести, перед ними, визжа тормозами, остановился автобус.

Двери с шипением открылись. Водитель был вооружён и в броне. Он свирепо взглянул вниз и сказал: «Двигай!»

Барни заворчал в ответ, блеснув полицейским бейджем: «Я конвоирую арестанта. Спустись и помоги мне.»

Водитель что-то пробурчал себе под нос, но встал и сошёл вниз по ступенькам. Как только он вышел, Барни ударил его электродубинкой в солнечное сплетение. Шофёр на службе Альянса со стоном свалился на тротуар. Его дубинка застучала, покатившись по ступенькам.

«Заходи!» - сказал Барни. «И забери его шокер.»

Кляйнер перепрыгнул ступеньки. Гордон схватил дубинку, затем взгромоздился в автобус. Барни скользнул в водительское сидение и быстро закрыл двери. Тем временем снаружи оглушённый водитель поднялся на ноги и закричал. Он забарабанил по дверям, но в то же мгновение Барни уехал прочь от остановки.

- Держись! - крикнул Барни. - Сейчас может начаться жара.

Гордон увидел, как водитель подбежал к автобусной остановке и нажал тревожную кнопку. Едва ли в этом была нужда, ведь низколетящие «Комбо», постоянно курсирующие по улицам, уже осознали значимость увиденной ими сцены. Похоже, тревогу подняли повсюду. Всё выглядело так, словно город, довольно пребывавший в дрёме, в то время как дни его безропотных граждан тоже складывались в один призрачный сон, вдруг проснулся.

Двое Комбо спикировали вниз к обеим сторонам автобуса, догоняя его. Гордон уклонился, боясь попасть под перекрестный огонь, но произошло нечто более жуткое.

Оба летучих механизма имели маленькие мониторы вроде лобового стекла; он думал, что это сенсоры, но неожиданно они, замерцав, зажглись. Гордон увидел два сделанных ими кадра, на которых был изображён он сам. Им удалось заснять его снаружи. Барни повернул налево очень резким движением руля, и один из ботов врезался в бок автобуса, разбив стекло и исчезнув из виду. Второй остался цел, улетев в узкий переулок.

Снаружи кричали пешеходы, пока Барни, игнорируя все цветные дорожки сразу, ехал туда, куда хотел. Обернувшись, Гордон взглянул на Кляйнера, который крепко вжался в кресло автобуса, побелев, как мел. Его единственный глаз смотрел в окно.

- О Боже… - выдохнул Кляйнер.

Гордон проследил за его взглядом и увидел Цитадель в центре Сити 17. Что-то в ней было новым. Странные, необычные тросы, которые спускались от шпиля в тело города, начали дёргаться и дрожать, а провода вверху поднялись в воздух, словно усики, чувствительные к каждому движению.

Гордон знал, что их интерес могла вызвать только одна вещь. Нити сплелись вместе в гибкую массу, собирая мириады концов в единое пылающее око. Он обрадовался, когда один из многоквартирных домов скрыл башню из виду.

В то же мгновение этот самый дом треснул и полностью взорвался. Сквозь облака из обломков стёртого с лица земли здания он увидел ярко горящее плазменное копьё, которое Око башни запустило в дом, вообще не задумываясь о его жителях.

Дождь из щебня кончился, автобус мчался дальше, доктор Кляйнер кричал и тут взорвалось ещё одно здание – на этот раз непосредственно перед ними. Барни вилял, чтобы не попасть под цементную лавину. Куски бетона свалились на крышу, смяв заднюю половину автобуса. Живыми им эту поездку не закончить. Барни всё так же мрачно и очень быстро ехал вперёд, избрав новой целью одни из хорошо укреплённых городских ворот.

Все пешеходы мудро убежали с дороги, но охрана города вела себя твёрже – или тупее.

Тяжелые стальные плиты загремели в конце дороги. Огромные металлические турели открыли огонь по приближающемуся автобусу. Доктор Кляйнер застонал и хлопнул рукой по предплечью, пытаясь остановить кровь из внезапной раны.

- Ну же, ну же, ну же! – крикнул Барни.

Они быстро ехали прямо на стальное заграждение; выжить после столкновения на такой скорости было невозможно.

Но за миг до того, как автобус столкнулся со стеной, башня опять прицелилась – и слегка промахнулась. Плазменный луч попал по заграждению. Сталь блеснула и взорвалась на кусочки. Город прожёг дыру в своём собственном панцире, и Барни направил в неё автобус. Впереди на дорогу опустилась пелена дыма и пара. Полицейские продолжали стрелять в хвост автобуса, но град пуль быстро кончился. Барни обернулся через плечо, не сумев подавить безумную улыбку в сторону удалявшихся от них разрушенных ворот.

- Ха-ха! Это вам за-

Он не закончил. Должно быть, дорога в этот момент делала крутой поворот, а может, в них что-то врезалось. Следующее, что смог понять Гордон – они катились под звук разрывающегося металла. Его вышвырнуло из автобуса, и под звук заглохшего двигателя он приземлился среди перекрученной стали и вырванных сидений.

Кто-то стонал. Он поднялся на колени и стал пробираться через темноту. Он нашёл Барни, который лежал на спине, задыхаясь отравленным воздухом. Барни немного повернул голову, храбро и вместе с тем отчаянно улыбнувшись Гордону.

- Тебе… тебе лучше уходить отсюда, если можешь – слабо сказал он. – Не волнуйся о… нас. Мы… выкарабкаемся…

Барни закашлялся. На его губах запенилась кровь. Его руки медленно потянулись к противогазу.

«Проклятая… хрень… да в ней и воздуха почти не осталось…» Он натянул противогаз; щёлкнули застёжки. После этого он не двигался.

Гордон поискал взглядом Кляйнера – и не нашёл. Он пошёл вперёд. Похоже, они свалились в овраг. Где-то наверху он слышал звук сирен и шум переговоров, будто кто-то высылал свору собак на охоту за ним. Он догадывался, что собак для таких целей теперь не используют. На дне оврага был толстый слой ила – отходы или нечто похуже. Непосредственно впереди был тёмный проход, пасть трубы, настолько большой, что в ней можно было стоять в полной рост. Эта пасть была закрыта решёткой, но слизь и испарения разъели её. Гордон сумел при помощи кулаков и большого камня проделать дыру, через которую можно было пролезть внутрь.

Сзади он услышал шум транспорта Альянса. Он быстро скрылся в трубах, благодаря судьбу за то, что он не потерял в суматохе дубинку водителя автобуса. Это было лучше, чем ничего. Из решёток над головой лился свет. Он передвигался от одной светлой точки к другой, надеясь, что в тёмных местах между ними не будет ничего опаснее грязи.

Теперь он находился в коллекторах. Он вспомнил, что в костюм встроен фонарик, и слегка успокоился, когда включил его. Кляйнер как-то улучшил костюм; теперь света было достаточно. Он поднажал, надеясь убраться подальше от города. Ему пришло в голову, что сегодня он уже где-то видел трубы. Лабиринт труб. Где же это было?..

И тут он услышал новый звук, доносящийся сзади, загоняющий его глубже в коллекторы, и он подумал, что этот звук тоже ему странным образом знаком.

Звук, похожий на работу циркулярной пилы…

Только смеха не хватало.











Перевод выполнил InterHalfer.
 

Похожие темы